Нюрнбергский процесс здание прокуратуры Тамбовской области
392000 г.Тамбов. ул.Лермонтовская,1

На службе закону и справедливости

Газета «Тамбовский курьер» №2 (1078), 10 января 2017

Виктор Михайлович Болтнев

 

Тридцать лет своей жизни отдал Виктор Михайлович Болтнев работе в тамбовской прокуратуре

Старший сын в семье колхозников. Свою жизнь он мог бы провести в селе Верхнеспасское, что в Рассказовском районе, трудиться на земле, как это делали родители. Но Виктор Болтнев избрал совсем другую судьбу. 

- Мы с ребятами со школы хотели стать военными. Притягивала нас такая жизнь, - рассказывает он.

Мечтой о карьере военного заболели мальчишки обоих десятых классов школы в Верхнеспасском - и "А", и "Б". Их отцы и старшие братья воевали на фронте, многие прошли Великую Отечественную войну от первого до последнего дня. Видя их пример перед глазами, рожденные в тридцатых годах дети хотели проявить свою любовь к Родине посредством военной службы.

Учеба в школе для Виктора Болтнева подходила к концу. Выпускные экзамены были сданы, аттестат получен, и парни из обоих десятых классов устремились сдавать вступительные испытания в Тамбовское артиллерийско-техническое краснознаменное училище.

Виктор стал единственным из Верхнеспасского, кого приняли в училище в 1951 году.

 

Урал

Шли годы, молодой артиллерист постигал военную науку. Выпустившись из училища, он был распределен в Свердловск. Этот промышленный и культурный центр Урала надолго стал домом молодого лейтенанта. Виктор Болтнев надеялся, что здесь пойдет в гору его военная карьера, он сможет проявить себя и послужить на пользу Родине. Но начиная с середины пятидесятых, советскую армию ждало немало перемен. Хрущевская военная реформа запомнилась, прежде всего, массовыми сокращениями личного состава флота и армии. К 1958 году были уволены более двух миллионов солдат и офицеров, а сохранившие свои должности в этот раз ожидали последующих сокращений. Увольняли людей, строго говоря, в никуда, оставляя без пенсий, служебного жилья. Многие поспешили, еще до выхода приказа об увольнении, подыскать для себя альтернативу военной службе. Среди них оказался и наш герой. 

- Я хотел поступить на сельскохозяйственный факультет, вернуться со временем в Тамбовскую область, может, даже в свое село, и работать в колхозе, - рассказывает Виктор Михайлович.

Когда мечта о долгой службе стала несбыточной, он захотел вернуться к истокам, к тому, что знал с детства - работе на земле. Может быть, Виктор Болтнев и стал бы агрономом, но свердловская приятельница всячески старалась отговорить его от этого шага.

- Лучше пойти на юридический факультет, военного туда сразу же примут, да и работу можно будет найти по смыслу близкую к армейской службе, - твердила она.

Поразмыслив, Виктор Михайлович согласился с аргументами той девушки. И, действительно, вскоре стал студентом Свердловского юридического института. Потекли его студенческие будни с лекциями, экзаменами, сессиями.

 

Любаша

Свердловск подарил Виктору Болтневу не только профессию юриста, но и Любовь всей его жизни. Именно так, с большой буквы.

Будущая его супруга приехала в Свердловск из солнечного Краснодарского края, сопровождала племянников. Мужа сестры, военного, направили служить в этот город. Когда семья обустроилась на новом месте, Любовь Агафоновна (в те годы по имени-отчеству ее еще не величали) повезла малышей через полстраны к их родителям.

На вечере танцев, проходившем в местном доме офицеров, она впервые увидела будущего супруга. 

- Витя меня сразу привлек: статный, в военной форме, настоящий красавец. Я еще в тот вечер подумала, что он обязательно должен стать моим мужем, - рассказывает Любовь Агафоновна.

 Нет, привлекли ее в нем не только офицерские погоны, но и вещи куда более важные - чуткое сердце, жажда правды и справедливости. Те несколько дней, что Любовь провела в Свердловске, они были неразлучны. А вскоре Виктор отправился в Армавир - знакомиться с родителями будущей жены.

- Моя Любаша, - назвал он ее в 1959 году.

И стал называть так всю жизнь.

 

Возвращение в Тамбов

Начало семейной жизни простым не назовешь. Родных рядом не было: родственники мужа - в Тамбове, родственники жены - в Армавире. Приходилось учиться и работать одновременно. Но тепличных условий никто из них не ожидал. Виктор старательно учился, и на госэкзамене в Свердловском юридическом институте его среди многих выпускников отметил полковник Монетов. Виктора Болтнева пригласили на работу в органы МВД.

- Можете выбирать любой отдел и устраиваться на работу, - сказал ему заместитель начальника свердловского отделения.

Но к работе на Урале душа у Виктора Михайловича и его молодой супруги не лежала. Они приняли решение переехать в знакомый город Тамбов и там начать новую жизнь, уже не "военную", а "юридическую". Из Свердловска его отпускать не хотели, сулили продвижение и по службе, и по партийной линии, но решение молодой семьи осталось неизменным.

В Тамбове Виктор Михайлович стал следователем. Работа сложная, ненормированная, он сутками не бывал дома, часто отлучался в командировки, не находил себе покоя, пока не расследует очередное дело, его часто вызывали по ночам. Любовь Агафоновна на семейную жизнь не сетовала. Сама посвятила жизнь медицине, а график работы медиков также непрост.

Виктор Михайлович может вспомнить немало сложных дел, которые довелось ему расследовать: нападения, убийства, нередко сопряженные с грабежами. Особо ему запомнилось убийство молодой пары, возвращавшейся из кино, которое случилось в восьмидесятых годах. Их буквально истерзали ножами и оставили истекать кровью. Преступники не жаждали мести, не искали наживы: злодеяние они совершили из хулиганских побуждений. Трое парней, совершивших это, едва не скрылись от правосудия - их буквально в последний момент удалось снять с поезда. Двое преступников были несовершеннолетними на тот момент, и их наказание было мягче, но третьего из группы ждала ответственность по всей строгости закона. 

- Преступникам я всегда смотрел в глаза. Хотел понять, как их совесть позволяла совершить то, что они совершили. 

В те дни Виктор Михайлович работал заместителем прокурора города Тамбова. До 1982 года, в котором случилось это преступление, он прошел немалый путь. В 1966 году он был назначен старшим следователем прокуратуры города Тамбова, потом несколько лет курировал работу Сосновского и Кирсановского районов, стал наставником для многих молодых работников. 

- Часто звонили, сообщали, что дело не идет, просили приехать и помочь. Я и ехал, в любое время и на любой срок, оставался там, пока не разрешится ситуация. 

Его не раз приглашали перейти на работу в суд, сулили в скором времени должность председателя. Но работа в прокуратуре, в следственном отделе Виктору Михайловичу была более близка, и ей он не изменил за всю свою долгую службу.

 

Новые задачи

Сохранить веру в человека, веру в лучшее, ежедневно сталкиваясь с самыми отвратительными проявлениями его природы, согласитесь, сложно. Но Виктору Михайловичу, несмотря на многолетнюю работу следователем, это удалось. Опыт, практика, человечность, высокие моральные качества привели к тому, что ему была предложена должность прокурора по наблюдению за содержанием заключенных.

Сегодня эта деятельность носит длинное название "Надзор за исполнением законов администрациями органов и учреждений, исполняющих наказание и назначаемые судом меры принудительного характера, администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу". Проще говоря, в должности прокурора Виктор Михайлович был обязан тщательно следить за тем, чтобы основные права заключенных не нарушались, чтобы в колониях не было бунтов и волнений, чтобы персонал колонии тщательно соблюдал законодательные процедуры.

Сначала, признается, было непросто. Если раньше, будучи следователем, Виктор Михайлович относился к преступникам по всей строгости закона, то теперь он, напротив, должен был защищать права осужденных. 

- Чаще всего люди жаловались на мелкие бытовые неустройства: тумбочки личной у заключенного нет или суп невкусный подали. Откровенно говоря, некоторые делали это не потому что считали, что их как-то ущемляют, а потому что хотелось возмутить спокойствие в колонии. Я взял в привычку ежедневно не только снимать пробу с подаваемой еды, но и спрашивать в столовой непосредственно у обедающих, как им на вкус суп или второе. 

Времена тогда были непростые. Из-за дефицита на полках магазинов иной раз выходило и так, что обеды заключенных были сытнее, чем у некоторых людей, живших на воле. Но "постояльцы" колонии этот факт во внимание принимали не всегда.

- Нужно было избегать волнений, а для этого требовались не только принудительные меры, но и самая обычная человечность. Бывало, я и сам просил у повара налить мне из того же котла, что и заключенным, садился на виду у них и ел ту же самую пищу.

 

Признание

Вплоть до 1996 года Виктор Михайлович трудился на службе закону и справедливости. Даже спустя двадцать лет после его ухода на пенсию его с теплом вспоминают коллеги - сотрудники прокуратуры Тамбовской области, признавая его огромный опыт и безупречные моральные качества. В декабре 2016 года ему, одному из немногих на Тамбовщине, была вручена почетная медаль имени Романа Руденко. Этот выдающийся юрист был главным обвинителем от СССР на Нюрнбергском процессе. Ведомственную награду учредили к семидесятой годовщине Победы в Великой Отечественной войне, а присуждается она работникам и пенсионерам прокуратуры, ставшим образцами порядочности и гражданской зрелости, которые внесли весомый вклад в защиту прав и свобод людей.

Прокурорский мундир Виктора Михайловича тяжел от многочисленных наград. Надевает он униформу нечасто, своими достижениями не хвастается и даже на интервью показывает не медали, а семейные и служебные фотографии. Высоты он покорял не один, а в команде с коллегами, в паре с супругой. 

- Друг познается в беде, - из его уст эта простая мудрость звучит не назидательно, а жизненно и правдиво. 

Сегодня и Любовь Агафоновна, и Виктор Михайлович давно на заслуженном отдыхе. Через долгие годы совместной жизни (а 16 января их семье исполняется 58 лет) им удалось пронести ту любовь, чуткость друг к другу и восхищение, которые они впервые испытали на памятном вечере в доме культуры.

- Надо принять в человеке все: и хорошее, и плохое, - делится Любовь Агафоновна. - Нельзя принять только предательства и излишеств в спиртном.

А Виктор Михайлович соглашается с супругой:

- Да, Любаша.

 

Прокуратура Тамбовской области
Уважаемые посетители!
В соответствии со ст. 10 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в органах и учреждениях прокуратуры разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов.

Порядок рассмотрения обращений граждан

Уведомления об экстремизме

Прокуратура вашего района

Область
MapTambovRegionПрокуратура Тамбовской областиПрокуратура г. Мичуринска Прокуратура г. Котовска Прокуратура г. МоршанскаПрокуратура Пичаевского районаПрокуратура Гавриловского районаПрокуратура Бондарского районаКирсановская межрайпрокуратура Прокуратура Уметского районаПрокуратура Инжавинского районаУваровская межрайпрокуратураПрокуратура Мучкапского района Прокуратура Жердевского районаПрокуратура Ржаксинского районаПрокуратура Сампурского районаПрокуратура Токаревского района Прокуратура Мордовского районаПрокуратура Знаменского районаРассказовская межрайпрокуратура Прокуратура Тамбовского района Прокуратура Сосновского районаПрокуратура Староюрьевского районаПрокуратура Первомайского районаПрокуратура Никифоровского района Прокуратура Мичуринского районаПрокуратура Петровского района
Тамбов
MapTambovCityПрокуратура по надзору за ИУ Прокуратура Ленинского районаПрокуратура Советского районаПрокуратура Октябрьского района

Защита прав предпринимателей


Прокуратура Тамбовской области
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна